От гибридной войны к взаимному отстранению. Как изменятся отношения России и США за 20 лет

November 9, 2019
От гибридной войны к взаимному отстранению. Как изменятся отношения России и США за 20 лет

Предлагаем выдержки из статьи Дмитрия Тренина, директора Московского центра Карнеги, в которой он дает масштабный анализ геополитических взаимоотношений ведущих мировых держав, а также касается молдо-приднестровской ситуации.

На первые позиции выходят национальные интересы

В ближайшие пять-семь лет трудно ожидать какого-либо улучшения отношений между Россией и Америкой. Вне зависимости от исхода предстоящих президентских выборов Россия надолго останется для политического класса США токсичной страной. Антироссийские санкции обрели в США силу закона и не будут отменены на протяжении очень длительного срока – то есть практически никогда, если иметь в виду ныне действующих политиков.

Со своей стороны Россия действует в целом прагматично, исходя из того, как ее руководство видит национальные интересы. Основываясь на этих интересах, Москва готова сотрудничать с любыми государствами, если эти государства принимают во внимание интересы РФ и уважают ее статус в мире. Проблема Москвы в том, что ожидать такого подхода от Вашингтона в обозримом будущем не приходится.

Разумеется, Россия и Америка, несмотря на явные и непреодолимые различия, не являются вечными и непримиримыми противниками. Долгосрочные перспективы выхода из американо-российской конфронтации зависят прежде всего от действия внутренних факторов в обеих странах.

В США еще во время второго срока президентства Буша-младшего наметилось стремление ограничить глобальную вовлеченность Америки и сосредоточиться на повышении конкурентоспособности национальной базы. При президенте Обаме эта тенденция проявилась более явно, а при президенте Трампе стала доминирующей. Вероятно, она сохранится и в дальнейшем. Это стремление предвещает переформатирование отношений как с союзниками и партнерами США, так и с их конкурентами и соперниками на мировой арене, в том числе с Россией. Этот процесс, однако, будет неровным и очень длительным.

В России восстановление великодержавного статуса во внешнем мире ставит вопрос, насколько он устойчив, если не подкреплен в полной мере экономическими показателями. Решение этого вопроса логически требует большей ориентации внешней политики на цели внутреннего – прежде всего экономического и технологического – развития страны.

Такая коррекция, в свою очередь, подразумевает перенос внимания высшего руководства страны с вопросов глобального мироустройства на вопросы места и роли России в складывающемся мироустройстве. Безопасность страны в XXI веке, достаточно обеспеченная потенциалом ядерного и неядерного сдерживания, будет все больше определяться невоенными параметрами. Урок быстрого распада Советского Союза заставляет больше думать о внутренних факторах – экономике, социальной политике, настроениях в обществе, качестве руководства и управления.

В поиске региональных балансов

Если России все же удастся устоять на ногах и сохранить стратегическую самостоятельность, то отношения с США в отдаленном будущем могут стать продуктивными. Менее глобальный и более национально-ориентированный подход США к мировым делам, создавая вакуумы безопасности в различных регионах мира – на Ближнем и Среднем Востоке, включая зону Персидского залива, в Афганистане, Северо-Восточной Азии, и не в последнюю очередь в Европе, – может сформировать условия для ограниченного российско-американского взаимодействия.

Такое взаимодействие не станет и не должно быть исключительным. Напротив, оно может стать частью многосторонних усилий ведущих игроков по стабилизации конфликтов, угрожающих их коренным интересам. Новый мировой порядок может возникнуть на основе региональных балансов.

Так, равновесие в Европе может быть достигнуто, если будет урегулирован украинский кризис. Условиями такого урегулирования должны стать фактическое признание российского статуса Крыма и возвращение Донбасса в состав Украины на основе Минских соглашений 2015 года и дополнительных договоренностей. Сама Украина становилась бы в результате если не нейтральным по отношению к США и РФ, то во всяком случае не присоединившимся к НАТО государством, а также продолжила бы развивать свои отношения с ЕС в качестве ассоциированного партнера.

Украинское урегулирование – дело самих украинцев, россиян и европейцев (немцев и французов прежде всего), но без американцев оно не состоится. Главным вкладом США стал бы ясный отказ от дальнейшего расширения НАТО на восток, которое реально уже заблокировано очевидным риском военного столкновения НАТО и РФ и явным нежеланием США брать под защиту периферийные для их интересов государства.

Постепенное сращивание Молдавии и Приднестровья в условиях неприсоединения к НАТО и свободного развития отношений с Евросоюзом могло бы стать успешным вариантом разминирования приднестровского конфликта. Снятие с повестки дня проблемы расширения НАТО позволило бы развивать ассоциацию Грузии с ЕС и одновременно снижать напряженность между Грузией и Абхазией, Грузией и Южной Осетией, Грузией и Россией.

Что касается Белоруссии, то она продолжила бы существовать как независимое государство, тесно связанное экономическими, политическими, военными и гуманитарными узами с Россией в рамках Союзного государства, ОДКБ и ЕАЭС, и при этом имела бы возможность развивать разнообразные отношения с Европейским союзом.

Автор: Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги

Источник: carnegie.ru