Дизайн и его составляющие

August 11, 2020
Дизайн и его составляющие

11 августа, во вторник, в лектории «ПереZAгрузка» основатель дизайн-студии «Объект Икс» Сергей БАЛТА расскажет много интересного и любопытного о том, чем он занимается. Мы встретились с ним и задали несколько вопросов.

- Сергей, когда и при каких обстоятельствах ты осознал, что дизайн – это твое?

- С одной стороны, как будто всегда это знал, а с другой – никогда. Сказать, что я с детства понимал, что буду заниматься дизайном, – нет. Я просто всегда делал то, что мне нравится. Дети бегали, а я сидел и лепил из грязи какие-то телевизоры, детали конструктора «Lego» стыковал так, как не было указано в инструкции. На самом деле, все мы родом из детства, поэтому очень важно, чтобы ребенку с детства прививался хороший вкус чрез интерьер, искусство, литературу, музыку.

- А что значит «хороший вкус»?

- Во всем дизайне есть какие-то вещи объективные, а есть – субъективные. Объективные – это насколько удобно. Например, Вы зашли в помещение и надо снять и куда-то повесить верхнюю одежду. Или высота стула – если длина ножек один метр, то Вы на него просто не залезете. А субъективные – это личностное восприятие сочетаний, композиции. Нет четкого свода правил. Интерьер – это совокупность деталей, которая будет отвечать запросам и потребностям конкретных людей. Материал, форма, ощущения при присутствии – это способы и инструментарий, чтобы создать правильный интерьер, отвечающий тем или иным параментрам и задачам. Хороший вкус – это формирующееся в течение жизни понятие, основанное на опыте и знаниях, отчасти на экспериментах.

- Сергей, откуда ты черпаешь вдохновение?

- Вдохновляет меня только физический мир. Картинки, модели, чертежи – это все тоже только инструменты. Вообще вдохновение – это такое сложное комплексное ощущение, когда в голове крутятся мысли, которые в единую словесную концепцию даже сложно уложить. Это своеобразный зародыш, который созревая, растет, приобретает форму – сначала в программе, на эскизах, в чертежах. Затем ты видишь это в протопите, после – в живом пространстве, и только потом это становится тем, что ты задумал. И когда ты видишь физически готовый объект – это момент рождения, это сравнимо с появлением новой жизни. Конечная точка есть только в дизайне, а готовый объект – с воплощением идеи он только начинает жить. Я очень быстро забываю объекты, которые создаю. И когда через время попадаю туда – очень инетерсное ощущение: вроде бы что-то знакомое, но уже не мое, уже открылась какая новая грань роста.

- Можно провокционный вопрос: за что тебе не стыдно?

- За то, за что мне будет стыдно, я не берусь. Стыдно бывает дизайнеру, когда «не его» заказчик. Чтобы получился хороший интерьер, дизайнер должен сойтись с заказчиком во вкусах, мировоззрении, взглядах, и нужен строитель, который способен адекватно воплотить задуманное в жизнь. Если эти три звена совпадают, то получается хороший интерьер. Это важно. Архитектор, прежде чем взяться за объект, должен сам себя спросить: а мне есть, что сказать этой работой? Если ответ утвердительный, то можно приступать.

- Сергей, если кто-то сейчас задумывается о будущей професии и стоит перед выбором: идти в дизайнеры или нет, ведь это долвольно интересная профессия? Что бы ты ему посоветовал?

- Я бы сказал ему: не иди. Тут, понимаете, как: можно потратить 5-6 лет жизни на обучение в архитектуре, а можно и не тратить. Общение с живым архитектором-дизайнером – это самое ценное. Я учился 6 лет. Но когда у меня появилась возможность поехать за границу, полтора-два часа общения с живым архитектором, который сам строит, дают больше, чем пару лет обучения в университете. Артитектор – это человек, который берт на себя очень большую ответственность, принимая решения, которые влияют на жизнь людей.

Архитектор должен себя бесконечно любить, чтобы иметь ту самую дерзость – самостоятельно принимать решения, но при этом он должен себя и бесконечно ненавидеть, потому что кроме него самого критиковать принимаемые решения некому.

Получается, я разрываю себя изнутри – это тоже сложная часть процесса, это как выдирать страницы блокнота, исписанные тобою в тяжких раздумьях. И ты выдираешь эти листы из самого себя. Вот это надо научиться делать, причем, без глубоких разочарований.

- Сергей, почему ты никуда не уехал и работаешь в Приднестровье, а не в какой-то другой стране?

- А почему все Приднестровье не взяло и не уехало куда-нибудь? Тут тоже есть люди, многие из которых, как и везде, хотят жить хорошо.

У нас здесь пустой рынок. Услуга как таковая не оформлена, никто не понимает, что это такое. Есть большой сегмент аудитории, которая считает, что дизайн – это поклеить обои и покрасить стены. Нет, это не так, это совсем другое. Иногда к нам приходят люди после других дизайнеров, слушают , что мы предлагаем, видят, как мы делаем и готовые результаты, и они принимают решение остаться с нами. Живое общение - один из главных элементов нахождения «своего» дизайнера. И ментальный климат у нас теплее, чем в крупных городах многих других стран.

Дизайн – это не обязательно про «надо много денег», можно использовать в интерьере итальянский мрамор, а можно и обычный ламинат. Но фундамент удобства основан на другом, не на цене материалов, а на комфорте в использовании.

К тому же я люблю работать вживую. Приходит человек, и я с ним общаюсь. Заказчик изначально точно не знает, чего ему хочется, но в процесе беседы начинают постепенно проявляться его желания, предпочтения и требования. Ты все это чувствуешь и собираешь в эмоциональный отпечаток внутри себя, а потом уже с этим всем начинаешь работать.