О легитимности избирательных процедур в условиях чрезвычайного положения в Приднестровье

April 8, 2020
О легитимности избирательных процедур в условиях  чрезвычайного положения в Приднестровье

«Народ! Мария Годунова и сын ее Феодор отравили  себя ядом. Мы видели их мертвые трупы. (Народ в ужасе молчит). Что ж вы молчите? Кричите: да здравствует Царь Димитрий Иванович!  Народ безмолвствует».                                                                                                                          

                                                                                                   А.С. Пушкин, «Борис Годунов»                                                                                                  

«По состоянию на 8:30 8 апреля в Слободзейском инфекционном госпитале находятся 64 человека. Диагноз «коронавирусная инфекция» подтверждён у 53 пациентов (двое из них - дети). У 14 человек пневмония как осложнение COVID-19», - такую статистику приводит Оперативный штаб, созданный в Приднестровье для своевременного реагирования на вызовы стремительно распространяющейся коронавирусной инфекции, вызывающей летальных исход у заболевших.

Что удивляет?

С 16 марта государство пошло на беспрецедентные меры по недопущению распространения вируса. Приостановлена деятельность учреждений сферы услуг (торгово-развлекательных центров, кинотеатров, театров, выставок, спортивных, увеселительных заведений, косметологических и парикмахерских салонов, интернет-кафе, ресторанов, питейных заведений) и других объектов с массовым скоплением людей. Проведение массовых мероприятий запрещено.

В этой связи удивительной является ситуация, когда ни Оперативный штаб, ни созданный Кризисный центр «не замечают», как в условиях чрезвычайного положения проходят многочисленные собрания избирателей. По итогам таких собраний в Окружные избирательные комиссии направляются представители избирателей. Все это происходит в рамках подготовки выборов депутатов ВС ПМР , которые намечены на 29 ноября 2020 года, и несколько расходится с требованием соблюдать режим карантина и самоизоляции.

Напомню, что этот процесс начался 17 марта - ровно в один день с объявлением ЧП в республике - и должен завершиться 8 апреля (включительно). Понятно, что за всеми новостями о борьбе с коронавирусом на второй план отошли события внутриполитической жизни, которая и так у нас не блистала многообразием.

О чем собственно идет речь?

Напомню, что в Приднестровье для выборов депутатов парламента необходимо сформировать 33 Окружные избирательные комиссии. Средний состав ОИК включает 9-11 членов. Таким образом, общее количество представителей ОИК – приблизительно 363 человека.

В свою очередь, собрание по выдвижению кандидатов в члены ОИК считается легитимным, если на нем присутствуют как минимум 5 человек. Но как мы понимаем, это минимум. В среднем на собрании присутствуют от 10 человек и выше. Практика показывает, что на одно место в ОИК всегда претендуют как минимум 2-3 представителя различных групп избирателей.

Таким образом, общее число граждан, которые принимали участие в собраниях, должно быть в пределах 6 500 тыс. человек по всему Приднестровью. И это с учетом сокращения с 43 до 33 избирательных округов по выборам в ВС ПМР. Это нормально, так как формирование ОИК - это всегда процесс открытый и публичный. Но думаю, что все здравомыслящие люди согласятся, что с точки зрения обеспечения режима ЧП  допустить организацию собраний с таким количеством граждан - это безответственно и противоречит всем нормам карантинных мероприятий. Однако процесс идет, и никто не собирается обращать на это внимание.

В этой связи возникает несколько вопросов о легитимности проведения собраний избирателей в условиях чрезвычайного положения в Приднестровье.

Первый. Согласно Указу Президента от 16 марта, в республике запрещалось проведение массовых мероприятий. В нашем законодательстве нет разъяснения, что считать массовым мероприятием (какое количество человек). В одном из пунктов Указа Президента прописано, что « При рассмотрении Центральной избирательной комиссией Приднестровской Молдавской Республики, местными Советами народных депутатов городов, районов, сел, поселков вопросов, касающихся исполнения требований избирательного законодательства Приднестровской Молдавской Республики, дистанционный режим работы не допускается». Понятно, что ЦИК должен продолжать свою работу, как и советы народных депутатов. Но в Указе ничего не сказано, имеют ли право избиратели собираться в количестве как минимум 5 человек в условиях чрезвычайного положения и проводить свои собрания.

Вопрос: будут ли считаться легитимными собрания и избранные на этих встречах кандидаты в ОИК в условиях чрезвычайного положения?

Второй. Итогом каждой встречи избирателей является протокол собрания с указанием места, даты проведения и количества принявших участие граждан. 

Вопрос: попадают ли граждане, принявшие участие в таких собраниях, под административную ответственность (наказание), как нарушившие режим ЧП?

Заметим, в Указе Президента четко обозначены условия, когда граждане могут выходить на улицу, но там не прописана норма, позволяющая собираться вместе и проводить собрания.

Третий. Очевидно, что в условиях ЧП в Приднестровье большая часть избирателей не принимала участия в собраниях и даже была не намерена это делать, не желая подвергать риску свое здоровье и, тем более, нарушать режим ЧП. Но это вовсе не означает, что протоколы о проведенных собраниях не будут представлены.

Вопрос: насколько легитимны будут ОИК, сформированные в условиях ЧП, когда большая часть граждан по объективным причинам не смогла организовать и провести такие собрания по выдвижению своих представителей в ОИК?

Четвертый. На сегодняшний день ЦИК России принял решение о переносе проведения 103 избирательных кампаний в субъектах Федерации, запланированных в период с 5 апреля по 28 июня. При этом, заметим, что в РФ не объявлен даже режим чрезвычайного положения, как это сделано в Приднестровье.

Вопрос: принимался ли во внимание опыт российских коллег по возможности переноса проведения собраний избирателей на период действия чрезвычайного положения в Приднестровье?

В заключение хотелось бы обратить внимание на еще один деликатный момент: насколько этичным выглядит проведение заседания парламента в режиме онлайн, когда в тоже время собрания избирателей должны проводиться, что называется, «оффлайн», то есть с реальным, а не виртуальным участием приднестровцев? Не думаю, что здоровье избирателей у нас отличается от здоровья народных избранников.

Конечно, в условиях информационного доминирования темы борьбы с пандемией можно просто не замечать заданных вопросов и махнуть рукой на здоровье граждан. Но легитимность результатов таких выборов - как в парламент (29 ноября 2020 года ), так и Президента в 2021 году - обеспечивается не только формальными показателями их итогов, но и доверием к ним со стороны избирателей.

Анатолий Дирун, кандидат политических наук, депутат Верховного Совета ПМР (2005-2015 гг.)