В основе любой власти находится доверие

June 10, 2020
В основе любой власти находится доверие

Решением Тираспольского горсовета с народного избранника Александра Самония снята депутатская неприкосновенность. «Новости Приднестровья» сообщают о том, что «Александру Самонию вменяется нарушение статьи 20.2 Кодекса об административных правонарушениях, а именно – участие в несанкционированном митинге».

Однако чуть позже выясняется, что депутата обвиняют в действиях, классифицируемых как «экстремизм» , что уже влечет за собой уголовное наказание.

В настоящее время Александр Самоний покинул Приднестровье. Власти объявили его в розыск. Случай для Приднестрвоья нестандартный.

Руководитель Тираспольской школы политических исследований Анатолий Дирун любезно согласился пояснить, о чем может свидетельствовать ситуация, подобная той, которую мы наблюдаем сейчас:

- Любое госудаство на первые позиции всегда ставит – и мы это видим по последним событиям в контексте коронавируса – защиту своих национальных интересов. И каждое государство выбирает тот инструментарий, который считает приемлемым и возможным для локализации различного типа вызовов и угроз, причем, как медицинского характера в условиях пандемии, так и в деле борьбы с терроризмом, экстремизмом, беспорядками и так далее.

Я бы не стал связывать случай Александра Самония с какой-либо предвыборной активностью по одной простой причине: действия государства, с моей точки зрения, выглядят не совсем логичными и последовательными. В чем должна заключаться последовательность? В Приднестровье недавно мы приняли Стратегию по борьбе с экстремизмом, на которую сейчас ссылаются официальные лица. Но стоит признать, если мы в Приднестровье, государстве де-факто, которое позиционирует себя «осажденной крепостью» и на первое место ставит консолидацию общества – и гордится ею, создает Стратегию развития на несколько лет вперед, но в то же время принимает документ о противодействии экстремизму, то это автоматически означает: что-то с нашей консолидацией происходит не так.

Вырисовывается картина внешних и внутренних угроз. Если с внешними все понятно, на протяжении 30 лет информационная война между Тирасполем и Кишиневом никогда не прекращалась, и сейчас этот процесс противостояния приобрел новые формы. А вот что касается внутренних рисков и угроз, здесь все намного запутаннее и сложнее. Если мы признаем наличие угрозы в такой форме, то для де-факто государства, для непризнанной республики внутренние риски, направленные на подрыв государственности, – это чрезвычайная ситуация.

Возникает вопрос: что делает в подобном случае государство с точки зрения самоорганизации общественных сил или переформатирования политических институтов, реорганизации политической системы? Вспоминая Талейрана, можно сказать, власть не держится на штыках, только наивные люди могут думать, что только при помощи репрессивного аппарата можно удержать власть в руках. Любой мало мальски обучавшийся политолог , третьекурскник, вам скажет, что в основе любой власти находится доверие. И вот с этим вопросом у нас намного сложнее.

Если опять вернуться к случаю Александра Самония - мы не видели публикаций человека и не знаем, были ли там элементы оскорбления первых лиц государства, поэтому такие моменты вызывают вопросы: если возникают подобные нестандартные ситуации, то они должны получать широкий общественный резонанс, демонстрируя четкую позицию руководства по тому или иному поводу. Это же не какая-то тайна: вы приходите в горсовет с тем , чтобы снять с депутата неприкосновенность. У нас уже есть прецедент Олега Хоржана, когда на сессию Верховного Совета приходил и выступал прокурор, показывалось видео, и все четко видели и понимали – да, вот здесь есть нарушение, и общественные объединения взахлеб рассказывали о виновности депутата парламента Приднестровья. Сейчас мы не наблюдаем такого, общественность молчит.

И если по вопросу слияния спортивных школ города Бендеры мы видим, что общественность возмущается, выносит свои ожидания в публичную сферу, то в случае Самония подозрительная тишина. Как в трагедии Пушкина «Борис Годунов»: народ безмолвствует.

Подводя итог, скажу, что моя позиция такова: если мы приняли Стратегию по борьбе с экстремизмом, то это означает, что у нас не все в порядке с точки зрения внутренней консолидации, а это вопрос качества управления и функционирования институтов. Для де-факто государств вопросы внутренней дестабилизации играют очень чувствительную роль: граждане таких стран должны понимать, что именно явялется столь серьезным нарушением, влекущим за собой лишение длепутатской неприкосновенности. И как нам жить в такой ситуации.