Зачем стране сейчас новая рабочая группа по обоснованию международной правосубъектности Приднестровья?

May 13, 2020
Зачем стране сейчас новая рабочая группа по обоснованию международной правосубъектности Приднестровья?

7 мая глава ПМР Вадим Красносельский распорядился создать рабочую группу по подготовке заключения на правовые акты Республики Молдова, затрагивающие аспекты, связанные с основаниями международной правосубъектности Приднестровья. В состав этой группы включаются представители всех ветвей власти, в том числе силовых структур, а также Приднестровского госуниверситета им. Т. Г. Шевченко. К 10 мая группа, которой руководит глава приднестровского МИДа Виталий Игнатьев, должна была быть сформирована, а к 30 ноября 2020 года ей необходимо продемнстрировать результаты своей работы.

Глядя на этот процесс, рождается уместный вопрос: чем продиктована такая необходимость, если созданная ( и уже, к сожалению, «похороненная») в Приднестровском госуниверситете научно-исследовательская лаборатория «История Приднестровья» много лет подряд успешно справлялась со своей задачей, предоставив всему миру научно обоснованные и подтвержденные существованием и функционированием Приднестровья как государства доказательства?

Мы обратились к профессору Николаю Вадимовичу Бабилунге, ученому-историку, 28 лет возглавлявшему вышеупомянутую научно-исследовательскую лабораторую , одному из соавторов многотомника «История Приднестровской Молдавской Республики» с просьбой поделиться своим мнением по поводу рождения и функционирования такой рабочей группы.

- Прежде всего, мне пришел на память старый, ещё советских времен анекдот про одного очень эффективного директора некоего НИИ, который издал однажды суровое распоряжение: «В целях защиты лесных богатств и зеленых насаждений ботанического сада от предстоящих зимних морозов приказываю: 1) спилить все деревья в саду, очистить от веток и сложить штабелями в защищённых от мороза местах; 2) по приходу весеннего тепла все деревья высадить на прежнее место».

Процесс мышления у бюрократического руководства происходит по своим законам, и с этим ничего не поделаешь. Формальная логика, вроде, соблюдена, государственные интересы стопроцентно учтены, ответственные назначены, сроки исполнения намечены. Только абсурдность принимаемых решений очевидна всем, кроме самих чинов. Этот абсурд очень хорошо описал Франц Кафка в своё время: у низших мелких чиновников всем руководит страх перед авторитетом верхних чинов, а крупные чиновники испытывают страх перед непонятной им внешней реальностью, пытаясь вогнать её рамки своих представлений о порядке, дисциплине и подчиненности. И те, и другие создают абсолютно абсурдистскую картину мира, в котором они живут и который они не понимают.

Но это лишь мои личные впечатления, подтверждающие правильность моего восприятия сюрреалистической действительности нашего бытия. А конкретно могу напомнить, что обоснования правосубъектности Приднестровской Молдавской Республики занимали умы историков, политологов, правоведов и специалистов многих областей науки, не говоря уж о действующих политиках в те времена, когда идея воссоздания своей государственности на Днестре ещё только витала в воздухе. Много десятилетий в Приднестровье работали интеллектуалы-ученые и опытные практики, анализировавшие все правовые акты Молдовы и составившие в конце концов стройную и убедительную картину легитимности нашей республики.

Одним из первых, кто обосновал правомерность идеи построения своей государственности, в случае, если Молдова выйдет из Советского Союза и возьмет курс на аншлюс с Румынией, был известный московский ученый, уроженец села Карагаш, профессор В.Я. Гросул, который в конце 80-х гг. ХХ в. приезжал в Советскую Молдавию в составе делегации ЦК КПСС для выяснения причин роста межнациональной напряженности в первые годы перестройки. Затем почти три десятилетия Гросул работал в научно-исследовательской лаборатории «История Приднестровья». Под его руководством была написана и вышла в свет трехтомная фундаментальная работа «История Приднестровской Молдавской Республики», фактически заложены основы нашей приднестровской исторической школы. Все приднестровские дети учат историю родной земли по учебникам, написанным под редакцией этого ученого. Гросул дважды лауреат Государственной премии ПМР, почетный профессор ПГУ им. Т.Г. Шевченко, ученый с мировым именем.

Казалось бы, спросите у него - и он всё расскажет, объяснит, разложит по полочкам. Но администрация в прошлом году признала его работу «неэффективной», и он был уволен вместе с другими учеными, которые разрабатывали эти проблемы три десятилетия подряд и которые также оказались, по мнению бывшего министра здравоохранения А.А. Цуркана (экономиста по образованию), «неэффективными». Более того, чтобы больнее укусить, администрация дала распоряжение прокуратуре возбудить против московского ученого и искреннего друга нашей республики уголовное дело! Меня и других сотрудников «тягали» в соответствующие органы, искали какие-то компроматы, но так, по-моему, ничего и не нашли. Арестовать российского ученого не удалось. Кто задумал этот абсурд? С какой целью, кто осуществляет эту настоящую кампанию по дискредитации нашей государственности? И какая такая новая комиссия смоет этот позор с нашего имени?

Хочу заметить при этом, что ректор С.И. Берил и пальцем не шевельнул, чтобы остановить это позорище! А ведь он прекрасно знал и весьма ценил, уважал, даже гордился общением со знаменитым уроженцем нашего края. И вот, пожалуйста, - на 80-летие российского ученого Берил сделал «славный подарок» к его юбилею - подписал приказ об увольнении почетного профессора Гросула и его коллег! Не «эффективные» они, оказывается. Московские ученые просто в шоке! Никто не понимает, что происходит, почему, с какой целью? Ничего нет удивительного, что не только приднестровские политики, но и приднестровские ученые в Москве становятся нерукопожатными.

Но дело не только в травле приднестровскими бюрократами российских ученых. Когда Берил по приказу «старших товарищей» разгонял нашу научно-исследовательскую лабораторию «История Приднестровья», которую, кстати, не он создавал, а создавал её первый ректор ПГУ профессор В.Н. Яковлев по специальному постановлению Верховного Совета ПМР от 12 марта 1991 г., я на вопросы журналистов высказал свое мнение по этому поводу. В лучших традициях давно, казалось, забытой лысенковщины, моё имя стали чернить неизвестно откуда повылазившие шавки, всегда готовые угодливо подтявкнуть вышестоящему начальству, и меня тут же выгнали из университета с треском «за аморальные проступки».

Наши друзья в России и в других странах поняли всё правильно: в Приднестровье не только безжалостно и беспричинно разгоняют пророссийские научные структуры, но и позорно изгоняют с работы их сотрудников, бесчестно поливают грязью, заводят на них уголовные дела. Характерно, что и наш «самый справедливый суд в мире» не нашел в увольнении университетского профессора никаких нарушений приднестровского законодательства, хотя они просто вопили и взывали к справедливости. Верховный суд республики, как и следовало ожидать, утвердил этот вердикт.

Но дело не во мне. И даже не в профессоре В.Я. Гросуле, хотя в Москве и Г.С. Маракуца, и всё приднестровское землячество были обескуражены действиями тираспольского начальства. Дело в том, что это начальство по неизвестной мне причине сознательно разрушило то, что теперь пытается создать с помощью какой-то бюрократической комиссии. А разрушили они вот что.

В 1993 г. ректор В.Н. Яковлев и президент И.Н. Смирнов отправили меня в Москву на стажировку в Московский институт международного права, где я под руководством московской профессуры изучал международное публичное право, дипломатическое право, консульское право, организацию дипломатической службы и другие сферы этой деятельности, о чем получил соответствующий сертификат. Я помню, какие жаркие споры мы с Яковлевым вели в МГИМО, в других весьма уважаемых и солидных учреждениях по поводу права народа на создание своей государственности и его защиту. В Московской ассоциации международного права, куда меня приняли в Москве, некоторые юристы-международники пытались доказать, что прецедент создания ПМР должен рассматриваться только в рамках принципа римского права «ути посидетис» (так владеете). Мы с профессором Яковлевым достаточно аргументированно доказывали, что народ Приднестровья – не вещь, которая может принадлежать тому или другому владельцу, а является источником власти как таковой, а, следовательно, и права.

Много соответствующих дискуссий мы вели и с нашими коллегами в Институте этнологии и антропологии АН РАН относительно идентичности населения республики. Эти проблемы прямо и непосредственно затрагивают право народа Приднестровья на самоопределение и государственное строительство. Эти вопросы очень остро ставили наши американские, немецкие, польские, японские друзья и оппоненты. Нечего говорить о кишиневских визави. С нами не всегда соглашались, бывали довольно жаркие дискуссии и споры. Но могу сказать, что выслушивали нашу точку зрения всегда с уважением и даже почтением. В Японии на конференции в Центре славянских исследований мой доклад обсуждали ученые из Азии, Европы и Америки больше двух часов. А в Токийском университете я объяснял преподавателям и студентам исторические, политические и юридические основы права народа Приднестровья на государственное строительство почти полдня. По этим проблемам в Японии издали несколько книг с моим участием.

Кстати, обоснованию правосубъектности Приднестровья и легитимности его государственного строительства был посвящен весь третий том готовившегося нашей лабораторией четырехтомного издания «История Приднестровской Молдавской Республики». Но вдруг кому-то понадобилось объявить нашу работу «неэффективной» и нас закрыли. К юбилею республики второго издания не будет, не ждите. Наши рукописи дали рецензировать каким-то школьным учителям, которые никогда ни одной исторической работы не написали, тем более работы, имеющей обобщающий фундаментальный характер. Кстати, эти рецензии нам не показали и не дали оправдаться - видимо им было просто стыдно. К тому же чиновничество умеет проворачивать нужные ему комбинации только под мраком тайны, государственной напыщенности и многозначительной безгласности.

И вот пришло оно - торжество! Научно-исследовательская лаборатория «История Приднестровья» закрыта! Больше в республике аналогичных научных подразделений не осталось. Наши друзья, наши единомышленники за рубежами республики сотрудничать с такой репрессивной системой опасаются. Ещё раньше была закрыта в университете научно-исследовательская лаборатория «Перспектива», в которой много лет сотрудники успешно осуществляли на высоком профессиональном уровне анализ политического положения Приднестровья в современном мире, в быстро изменяющихся условиях. Нет уже и этой структуры. Об историческом образовании, о том, что с ним сейчас бюрократы вытворяют, не хочу и говорить.

На оперативный простор выходят чиновники из различных государственных структур. Это очень напоминает распоряжение президента годичной давности о создании комиссии по написанию «с чистого листа» многотомной «Истории ПМР». В той комиссии тоже почти не было историков-профессионалов. Никто из них за год не написал и строчки, скорее всего. Они с самого начала понимали, что никакого издания теперь, после признания профессиональных историков «неэффективными», уже не будет. Они это знали. Но подставляли президента без зазрения совести. Потому что им пояснили: никто ни за что отвечать не будет. Ни Волкова, заварившая всю эту интригу, ни Цуркан, ни Берил, ни Толмачева, ни прочие мелкие чиновники с их угодливым «чего изволите?». Никто не понес ответственности за свои деяния.

С той комиссии спроса не было, как не было и никакого толка, кроме разрушения научного исследования истории нашей республики непонятно для чего и почему. Теперь вот создана «рабочая группа», которая будет состоять снова из чиновников высокого полета. Скорее всего, они должны будут пройтись по трудам историков, политологов и прочих специалистов, признанных «неэффективными», что-то оттуда почерпнуть, что-то списать и доложить высшему руководству о своем очередном успехе. Насколько они хорошо справятся с этой задачей, судить не берусь. Время покажет.

Конечно, вы мне можете сказать: но посмотрите, в 1938 г. сталинские власти разгромили почти весь состав Реактивного научно-исследова-тельского института, И.К. Клейменова, директора, расстреляли, Г.Э Лангемака, конструктора, расстреляли, как и многих других. А вот С.П. Королев после пыток, перелома челюсти, после лагерей и всех ужасов Магадана стал академиком и основоположником советской космонавтики. Может и у нас не всё потеряно?!

Тогда я вам отвечу: чудеса в жизни, конечно, встречаются. Но очень редко, лишь в виде исключения. А правило одно - если сад вырубить (под каким бы предлогом это ни делать) плодоносить он уже не будет. Конечно, бурно будет расти колючий и ядовитый бюрократический чертополох. Да только плоды его несъедобны. Не едят люди чертополох. Сады не рубите!