Угроза коронавируса испытывает на прочность шесть самопровозглашенных республик, отделившихся от постсоветских государств. Война и изоляция привели к коррозии инфраструктуры здравоохранения, препятствуя притоку помощи. Международным организациям необходимо работать с местными и региональными лидерами, чтобы помочь оказать спасительную помощь.

Приводим отрывок (перевод с английского ) аналитической статьи, размещенной на сайте независимой организации The International Crisis Group [https://www.crisisgroup.org/]. Организация работает над предотвращением войн и укреплением политики, позволяющей  построить более миролюбивое будущее на планете.

ЧТО НОВОГО?

Шесть де-факто государств, заявляющих о своей независимости от государств-правопреемников Советского Союза, имея шрамы от войн сегодня крайне уязвимы перед последствиями пандемии COVID-19.

ПОЧЕМУ СТОИТ ОБРАТИТЬ НА ЭТО ВНИМАНИЕ?

Краткосрочные и долгосрочные последствия пандемии не только унесут жизни граждан этих территорий, но и могут усилить конфликт между сторонами, создавая дополнительные препятствия для возможной нормализации ситуации и поддержания мира.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Все заинтересованные стороны должны сотрудничать, чтобы обеспечить беспрепятственный доступ международной гуманитарной помощи. Это единственный способ предотвратить страдания населения в ближайшей и долгосрочной перспективе.

Приднестровье

Приднестровье, территория, признанная на международном уровне как часть Молдовы, но претендующая на независимость, с фактическим правительством, базирующимся в Тирасполе, имеет наибольшее количество подтвержденных случаев COVID-19 (531) среди районов, с 23 смертельными случаями по состоянию на 3 мая. С 20 по 26 апреля ежедневно регистрировалось в среднем четырнадцать новых случаев по сравнению с двадцатью неделями ранее. На следующей неделе, 27 апреля-3 мая, среднее число за день было семнадцать. В отличие от других отколовшихся регионов, Приднестровье имеет глубокие социально-экономические связи с Молдовой, и люди, и товары перемещаются между левым и правым берегом разделяющего Днестра довольно свободно. В то время как российские силы по-прежнему базируются в Приднестровье, регион также пользуется беспошлинной торговлей с ЕС на основании Соглашения об ассоциации Молдовы.

С более серьезной вспышкой коронавируса Приднестровью будет трудно справиться. Его система здравоохранения слаба, с ограниченным количеством квалифицированного персонала, а также с устаревшей, как правило, советской инфраструктурой и оборудованием. Как и во многих других государствах, население Приднестровья несоразмерно пожилое и, следовательно, подвергается большему риску заболеть.

Несмотря на тесные социально-экономические связи Тирасполя с молдавской столицей - Кишиневом, на следующий день после объявления чрезвычайного положения, начиная с 17 марта Тирасполь в одностороннем порядке закрыл пункты пропуска и открыл новые контрольно-пропускные пункты в Приднестровье, установив четырнадцатидневный карантин для местных жителей, возвращающихся из Молдовы. Эта мера затронула тысячи людей, которые часто путешествуют ежедневно в районы, контролируемые Кишиневом. Среди них почти 100 медицинских работников, которые в настоящее время не могут найти работу в соседних молдавских селах. Тирасполь пообещал предложить им местную работу, но как это можно сделать, неясно. После того, как был зарегистрирован первый случай заболевания коронавирусом 21 марта, власти де-факто приняли более жесткие карантинные меры, полностью остановив общественный транспорт и магазины, за исключением супермаркетов, аптек и продуктовых магазинов.

Тем не менее, Тирасполь и Кишинев сотрудничают в некоторых областях. Молдавские лаборатории проводят испытания образцов, доставленных из Приднестровья на COVID-19. Однако мощностей Молдовы недостаточно для удовлетворения растущей потребности Тирасполя в испытаниях. В ответ Кишинев подготовил семь специалистов в левобережном регионе. Это также помогло создать испытательную лабораторию там; 21 апреля Тирасполь сообщил, что установка была запущена и работает, хотя в состоянии проводить только около 60 испытаний в день. Кроме того, министр здравоохранения Молдовы Виорика Думбрэвяну призвала коллег из Приднестровья перевести тяжело больных пациентов в молдавские медицинские учреждения, хотя на сегодняшний день, по сообщениям официальных источников, только один пациент из Приднестровья был госпитализирован в Кишинев.

Тем не менее, отношения ухудшились, кризис обострился. Молдавские власти высказывают свою обеспокоенность тем, что Тирасполь не будет делиться результатами своих тестовых испытаний на COVID-19, чтобы скрыть масштабы распространения вируса. Это, в свою очередь, ограничивает возможности Кишинева и международных организаций обеспечивать надлежащую помощь. Приднестровские де-факто власти, со своей стороны, утверждают, что Кишинев откладывает поставки важнейших медпрепаратов и расходных материалов для тестирования и обеспечения защиты медперсонала, и обвиняют его в использовании кризиса для продвижения своей программы реинтеграции. Де-факто министр иностранных дел Виталий Игнатьев пожаловался Москве, что Кишинев оказывает экономическое и политическое давление на Тирасполь. Хотя тираспольские СМИ подчеркивают, что российская помощь оказывается непосредственно Приднестровью, в действительности вся международная помощь государству должна поступать через Молдову. В результате, дипломаты не дали ответа, когда Тирасполь призвал к прямой доставке помощи и из других государств. Как выразился один из них: «В течение многих лет мы оказывали поддержку Приднестровью через Кишинев. Это была давняя практика, и мы не можем изменить ее в одночасье ».

Со своей стороны официальный Кишинев отвергает препятствование обеспечения Тирасполя необходимым, утверждая, что со своей стороны он упростил процедуры для облегчения перемещения товаров, включая предметы медицинского назначения. «Мы наблюдаем крайнюю политизацию даже мельчайших деталей и решений», - сказал иностранный дипломат из Кишинева. «Сейчас самое важное - деполитизировать медицинские проблемы». Некоторая поддержка действительно была получена: из 15 000 тестовых наборов, предоставленных Россией Молдове, пять тысяч были выделены Приднестровью. Франция также отправила в Молдову испытательное оборудование, а также Китай - различные медикаменты для Тирасполя.

По другим направлениям диалога между сторонами неурегулированного конфликта напряженность также усилилась. Высокопоставленный чиновник Молдовы, имеющий дело с Приднестровьем, вице-премьер по интеграции Кристина Лесник сказала журналистам, что «сепаратистский регион» проигнорировал ее призывы собрать представителей ВОЗ вместе с врачами с обеих сторон для борьбы с распространением COVID-19. Она также сказала, что Тирасполь не ответил на ее предложение о созыве Рабочей группы экспертов по вопросам здравоохранения, одной из тринадцати рабочих групп, созданных в рамках процесса приднестровского урегулирования. Эта группа, которая также представляет международные организации, в последний раз встречалась 6 марта с участием ВОЗ. Лесник обратился к ОБСЕ, которая также пыталась облегчить телеконференцию рабочей группы, но пока безрезультатно.

Лесник также призвала провести встречу формата «5 + 2», в которой приняли участие представители Молдовы, Приднестровья, ОБСЕ, ЕС, Украины, России и США, чтобы обсудить распространение COVID-19 в Приднестровье - предложение, которое де-факто министр иностранных дел Приднестровья (Виталий Игнатьев – ред.) отверг.

Тирасполь также попросил ВОЗ направить миссию в Приднестровье для оценки своих действий по борьбе с COVID-19, заявив, что в противном случае Кишинев может ввести ВОЗ в заблуждение. На момент написания статьи представители ВОЗ и ОБСЕ планировали посетить Приднестровье в первую неделю мая. (Уточним: визит ВОЗ в Приднестровье состоялся).

В более долгосрочной перспективе экономика Приднестровья будет подвержена последствиям длительной остановки деятельности. Ожидается, что ВВП сократится на 16 процентов в 2020 году, согласно оценкам действующего в регионе правительства. Стоит отметить, что экспорт электроэнергии, металла и продуктов питания из Приднестровья находится под угрозой. Последняя перспектива может быть особенно тревожной, учитывая, что засуха уже сократила урожай озимых в регионе примерно на 40 процентов. Регион также зависит от денежных переводов от жителей, работающих по всему миру, которые, вероятно, сократятся ввиду невозможности уехать за пределы Приднестрвоья на заработки.

Помимо негативных оценок постковидной реальности, есть некоторые потенциально смягчающие факторы. Немногие жители заняты в наиболее пострадавшем секторе услуг; большинство полагается на пенсии и работу в государственном секторе. Приднестровье также сохраняет доходы от энергоносителей, поставляемых Россией: Россия выставляет счет Молдове за природный газ, предоставленный государству (Молдова не оплачивает эти счета). Между тем, платежи за энергию от конечных пользователей идут в казну Приднестровья. В совокупности эти факторы могут обеспечить некоторую финансовую подушку бюджетной безопасности.

Должностным лицам Приднестровья и Молдовы необходимо продолжать прямое медицинское сотрудничество, которое уже принесло свои плоды, при этом воздерживаясь от политического позерства, которое может подорвать совместные взаимные действия. Для обеспечения эффективной координации им следует поддерживать регулярные совещания Рабочей группы экспертов по вопросам здравоохранения. Постоянный диалог и прозрачность могут не только предотвратить дальнейшее напряжение, но и спасти жизни людей.

Полная версия статьи и анализ ситуации в других де-факто государствах на территории постсоветского пространства находятся здесь: https://www.crisisgroup.org/europe-central-asia/b89-covid-19-challenge-post-soviet-breakaway-statelets?fbclid=IwAR3LnwXPSOOhgCVNSWBIvxcY5-GWe_gz-t2sIldQyzUrv8SkxoMBxVkt_JM