Научная монография профессора Гарвардского университета, Теды Скочпол, «Государства и социальные революции» опубликована издательством «Cambridge University Press» в 1979 году. Исследование соединяет новаторские теоретические подходы с глубоким сравнительно-историческим анализом причин, конфликтов, итогов французской, русской и китайской революций. Книга написана на основе ранее защищенной диссертации и стала предметом дискуссий в академических кругах всего мира.

В первой части монографии ученым определяются структурные и исторические условия для возникновения объективных революционных ситуаций во Франции, России и Китае при Старом порядке. Вторая часть исследования посвящена результатам социальных революций в этих странах. В ней проанализированы процессы нового государственного строительства, условия политического лидерства, а также роль революционных идеологий при становлении Нового порядка.

В своем труде американский политолог называет геополитическое давление, фискальный, экономический и продовольственный кризис, конфликт между государственным классом и держателями ресурсов, локальную мобилизацию протестных движений, слабость аппарата принуждения ключевыми факторами разрушения прежних политических режимов и показывает, каким образом их сочетание позволяет объяснить истоки и свершения французской, русской, китайской социальных революций.

В целях совершенствования трактовки реальных исторических закономерностей Т. Скочпол выдвигает тезис о самостоятельности государства от правящего класса: «Государственные организации с необходимостью соперничают, до определённой степени, с господствующим классом (классами) в присвоении ресурсов экономики и общества. И цели, на которые эти ресурсы после присвоения направляются, вполне могут отличаться от интересов существующего господствующего класса» [3]. Ученый утверждает, что революции становятся возможны «только благодаря административно-военному краху» государства [3], который происходит вследствие роста военных расходов, а также неудач на внешнеполитической арене, подрывающих авторитет режима внутри страны. Это приводит к обострению конфликта государства и правящего класса в борьбе за ресурсы, невозможности контроля ситуации со стороны правящих структур, восстаниям городских и сельских низов, что становится причиной распада прежней политической системы и зарождения нового режима. В результате революции появляется централизованное, бюрократическое, национальное государство с массовым политическим участием и с возросшим великодержавным потенциалом на международной арене [3].

Процесс рождения современного государственного устройства показан в пятой главе книги Т. Скочпол на примере Франции, где проводится исследование причин, динамики, степени влияния и итогов буржуазной революции, социально-революционного кризиса 1789 г., якобинской диктатуры, режима консульской империи Наполеона, международных конфликтов 1792-1815 гг., а также выводятся последствия формирования Нового порядка.

Профессор отмечает, что причинами ухудшения экономической и социально-политической обстановки в предреволюционной Франции стали скудость финансовых ресурсов государства; преследование владельцами частной собственности своих экономических интересов через покупку должностей или прямое использование политико-юридических механизмов для присвоения прибавочного продукта; сплочение чиновничье-коммерческих коалиций через парламенты; благосостояние знати; государственные займы под высокие проценты у частных финансистов, занимавших высокие должности; геополитическое давление Американской войны; огромные военные займы; банкротство империи. Налоговая реформа спровоцировала недовольство «пятой колонны» в лице парламентов и коалиций, которая послужила центром мобилизации народного недовольства против монархического угнетения [2;3].

Анализируя последствия социально-революционного кризиса 1789 г., Теда Скочпол замечает, что «выход из строя монархической администрации, от которой зависел господствующий класс, в сочетании с неконтролируемыми крестьянскими бунтами, нес в себе семена краха попыток консолидировать революцию в либеральных формах» [3]. Либеральный сектор оказался неспособен заменить абсолютную монархию на правление парламентского типа, которое объединило бы собственнические слои и гарантировало их правление перед лицом политических угроз со стороны бюрократии и народа. Усиление экстремизма аристократическо-монархической реакции, недоверие к королю, страх перед контрреволюцией вели к радикальному республиканизму.

По мнению политолога, практический вклад якобинских радикалов во французскую национальную государственность закончился после преодоления острых контрреволюционных военных угроз, уменьшения политической сплоченности монтаньяров, отсутствия единства и целенаправленных действий со стороны Комитета общественного спасения. Наполеоновское решение проблемы борьбы за власть в ходе революции было разумнее, нежели мечта якобинцев о Республике Добродетели, поскольку Наполеон стремился стабилизировать положение внутри страны и установить гегемонию Франции в Европе. Лишь иностранное вмешательство после военного краха лишило Бонапарта власти. Однако его институциональные свершения сохранились, поскольку последующие режимы не могли позволить себе ни отвернуться от завоеваний революции, ни обойтись без административной власти.

Профессор Гарвардского университета называет французскую революцию:

¾ «буржуазной» (упростила многообразие дореволюционных прав собственности, приведя их к единой, индивидуалистической и эксклюзивной форме современной частной собственности);
¾ «капиталистической» (устранила все корпоративные и провинциальные препятствия на пути развития конкурентной рыночной экономики общенационального масштаба во Франции);
¾ «бюрократической» (инкорпорировала массы и укрепила государство революцией) [3].

Произошедшие перемены в стране стали дополнениями к политическим изменениям французского государства и общества, явившихся результатом сложных наложений народных восстаний и усилий ряда сменявших друг друга политических лидеров по административно-военной консолидации [3].

Итогом французской революции ученый считает рождение единого профессионально-бюрократического централизованного государства, сосуществовавшего с развитыми национальными рынками, капиталистической частной собственностью и рыночно-ориентированной социальной дифференциацией. Народная мобилизация была либо подавлена, либо перенаправлена в военный призыв и символическую политическую деятельность.

Теда Скочпол высказывает мнение, что «французское национальное государство всегда было основной силой в экономической жизни, создавая или разрушая возможности для частных инвесторов и основательно формируя региональные и секторальные контуры промышленного развития» [3], поэтому оно сохранило характерные для себя социальные и институциональные особенности. К основным свершениям французской революции относятся благоприятные условия для капиталистического развития и социально-политические паттерны.

Теория американского политолога относительно причин разрушения Старого порядка дополняется в работе Джека Голдстоуна «Революция. Очень краткое введение». В отличие от Т. Скочпол, первопричиной бюджетного кризиса ученый считает структурно-демографический кризис, а идею автономии государства от правящего класса заменяет идеей наличия автономных от государства элит. Он предлагает ряд критериев, на основании которых можно определить уровень мобилизации низов; пытается найти измеримые показатели для определения глубины раскола элит; приписывает особую роль идеологиям, предопределяющим путь выхода из революционного кризиса для общества и государства.

Дж. Голдстоун утверждает, что причинами коллапса Старого режима в аграрных странах являются пять условий: «экономический или фискальный кризис; раскол и отчуждение элит от режима; коалиция групп населения, которую волнуют разнообразные проблемы; появление убедительного нарратива сопротивления; благоприятная для революционных преобразований международная обстановка» [1]. К ним приводит влияние структурных причин: демографического давления; неравномерного или зависимого экономического развития; новых способов вытеснения или дискриминации, применяемых в отношении отдельных групп; эволюции персоналистических режимов, где «чем дольше правитель остаётся у власти, тем более коррумпированной она становится» [1].

Таким образом, Т. Скочпол способствует популяризации сравнительно-исторического метода, вносит вклад в объяснение истоков и свершений социальных революций во Франции, России и Китае, помещает в центр анализа государство и его структурные особенности, утверждая, что в «будущих революциях сфера государства станет скорее всего центральной». Концепция американского политолога является обоснованной и аргументированной, однако достаточно дискуссионной. Она дополняется теорией Дж. Голдстоуна в отношении причин и факторов разрушения Старого порядка аграрных стран.

Список использованных источников

1. Голдстоун, Джек А. Революции. Очень краткое введение /пер. с англ. А. Яковлева. — М.: Изд-во Института Гайдара, 2015. — 192 с.

2. Розов Н.С. Философия и теория истории. Кн. 1: Пролегомены / Н.С. Розов. –М.: Логос, 2009. – 655 с.

3. Скочпол Т. Государства и социальные революции: сравнительный анализ Франции, России и Китая / пер. с англ. С. Моисеев; научный редактор перевода Д. Карасев. – М.: Изд-во Института Гайдара, 2017. – 552 с.

Автор: Юлия Миренкова

Источник: zen.yandex