Недавно патриарх американской и мировой политики Генри Киссинджер выступил с программной статьей в издании Wall Street Journal. Статья носит громкое название «Пандемия коронавируса навсегда изменит мировой порядок» и содержит ряд мрачных предсказаний вкупе с рецептами по исправлению ситуации. Рецепты эти следующие: нужно повысить общемировую устойчивость к инфекционным заболеваниям; смягчить последствия нынешнего экономического кризиса, вызванного коронавирусом; и, наконец, защитить либеральный мировой порядок, не позволив государствам закрыть границы и разорвать «общественный договор на общемировом уровне», затворившись внутри своих границ.

Подразумевается, что следить за исполнением этих рецептов должна Америка при поддержке мировых демократий, а сотрудничать в «лечении» нынешнего мирового порядка предлагается всем мировым лидерам. «Неудача может поджечь мир», — резюмирует Киссинджер. Попытка вновь утвердить глобальное лидерство США через победу над коронавирусом хороша, спору нет, но вряд ли это сработает.

Человечество за свою историю переживало немало пандемий и эпидемий, и ни одна из них не привела к глобальному изменению мирового порядка предложенным Киссинджером способом. Ни разу мировые и региональные лидеры даже после самых страшных пандемий, которые уносили десятки миллионов жизней, не садились за стол переговоров, чтобы договориться о кардинальных переменах в мировом устройстве. Нынешняя смертность не идет ни в какое сравнение со смертностью от «испанки», а глубина экономического кризиса — с долгими депрессиями, которые переживала мировая экономика за последние полторы сотни лет. Сохранение же либерального миропорядка с Америкой во главе вряд ли кто-то считает абсолютной ценностью (за исключением, конечно, самих США и их верных союзников).

В одном, однако, Киссинджер прав. Мир после пандемии не будет прежним. Не раз за время существования человечества болезни меняли ход мировой истории — особенно в древности и в Средневековье, когда в отсутствие лекарств и с учетом относительно малой численности населения вообще любая эпидемическая хворь могла самым решительным образом смешать карты и изменить баланс сил в отношениях между политиями. Крупные эпидемии чем-то похожи на стихийные бедствия: управлять ими нельзя, но использовать в своих целях порожденный ими хаос можно. Методы этого использования меняются с развитием техники и медицины — если раньше чума в рядах противника помогала победить в войне, то теперь помощь пораженным болезнью странам стала эффективным инструментом мягкой силы. Однако суть остается неизменной: использовать природный катаклизм ради своего блага.

Источник: https://russiancouncil.ru/